Поколение антисекс

rubric_issue_event_1232374

«Вина мне, вина», — говоришь ты и сразу понимаешь, что хочешь целоваться с этим мужчиной, и чтобы он прижимал тебя к себе, и вы можете пойти хоть в туалет, хоть во двор, хоть поехать к нему на край земли куда-нибудь в Черемушки, и в такси не стыдно, что рядом водитель, и ты не можешь понять, где и когда вы сняли одежду. А потом ты выходишь от него на рассвете и совершенно счастлива, и тебе не хочется в машину, а хочется гулять, и еще где-то выпить просекко, одной, пусть в «Жан-Жаке» на Покровке, потому что там открыто с семи утра, тебе хочется радоваться миру, где люди идут неизвестно куда, а в тебе пока что сияет, хоть уже и тускло, эта ночная влюбленность, и все в жизни наполнено смыслом и красотой.

Давным-давно в Коктебеле в моей компании был один молодой человек, с которым я с чудовищной силой разругалась, а спустя несколько дней он подошел ко мне ночью и сказал, что очень любит делать женщинам куни. Не то чтобы это были нужные слова, но мне все показалось смешным, а потом мы выпили, и еще выпили, и очутились в его комнате, а потом вышли обратно на набережную, где закрывалось последнее кафе, и там работал его знакомый, и мы поставили Sweet Dreams Менсона, и это был дикий танец, с поддержкой, с тулупами, еще с какой-то акробатикой, и опять коньяк, а потом мы лежали на пляже и смотрели, как встает солнце.

Я не то что не помню, как его зовут — я не знаю, как он выглядит. Но эти впечатления — и внезапная страсть, и танец, и рассвет, и ощущение счастья и покоя, и безудержное восхищение жизнью — они яркие, теплые и ароматные, как будто только что выпеченные.

Романтика 90-х — алкоголь, трава, страсть, секс, жизнь как литература, жизнь в сувенирных магнитах воспоминаний. Мы были такие чудесные в этом своем новом романтизме — чувственном, грубоватом, даже немного циничном, эгоистичном, иногда не очень приличном и часто обидном для других.

Первое поколение, выросшее без венерических заболеваний и абортов. Не знавшее страха перед сексом. СПИД — ужас 80-х — тогда уже казался чем-то, что случается точно не с тобой и не с твоими друзьями (он и не случался в близком кругу).

Мы могли позволить себе эти яростные влюбленности на одну ночь. Мы принимали разочарования, обиды, скандалы, измены, страдания и слезы как часть жизни, мы восхищались и жаловались, мы разговаривали ночами о сексе, любви и свободе. Мы не жалели себя, не экономили чувства, мы были авантюристами, которые дышат ради того, чтобы жизнь трескалась от приключений.

И вот подруга спрашивает меня:

— Почему они не занимаются сексом?!

Это она о своих детях. О тех, кому от 20 до 25.


— Как это у нас было — просыпаешься и не знаешь имени того, кто рядом с тобой! — восклицает она.

— Ну, — киваю я. — Не то что имени, а часто даже пол точно не знаешь.

— А вот они пьют, танцуют, падают спать в семь утра по десять человек на кровати — и ничего, — жалуется подруга.

— Такие девки красивые, — говорит друг о знакомых своего сына. — Я бы на его месте всех бы уже…, а он — дружит.

Друг возмущен. Он не понимает, как так: красивый молодой человек 23 лет не интересуется сексом.

Поделись с друзьями


Жми "Нравится Страница", чтобы получать новые статьи каждый день

Страница: 1 2