Давид Хомак: «Школа — это бесконечный abuse»

14207611_10153976410378525_1551213811755790513_o

Хорошо. Я ничего толком не писал ни о школе с известным номером, ни о 1-м сентября (как не пишу о нем никогда).

Причина вот какая: для меня школа — это бесконечный abuse. Приличная московская школа. Не та, другая. Вот, через 20 лет собрался и написал:

Давайте поговорим о школе, действительно. В этом году исполнилось 20 лет с тех пор, как меня выставили из приличной московской школы. Нет, не 57-й. Другой, по ту сторону Гоголевского бульвара — 59-й имени Гоголя, в Староконюшенном переулке. Тоже приличной, в здании старинной гимназии, с традициями и всем таким. Нет, никаких историй про сексуальное насилие. Просто 5 лет эмоционального насилия и «никогда не доверяй людям, особенно взрослым».

Сначала меня пытались бить местные хулиганы. Чисто для порядку, чтоб место знал в школьной стайке. Я отказывался. Меня несильно, но ощутимо били — да было б там что бить-то, я на год младше и метр с кепкой. Мне сломали руку. Я начал отмахиваться гипсом — это было довольно больно — им. Хулиганы поняли, что с этим связываться без толку и стали ко мне равнодушны.

Взрослые меня предали. «Почему ты ничего не пишешь?» Да потому что мне все ручки и карандаши сломали, когда моим портфелем играли в футбол у вас не глазах! «Выйди из класса, ты не готов к уроку!» — «Но…» — «Вон!»

«Почему ты явился на урок в таком безобразном виде?» Ну как сказать — я дрался. Точнее, меня били. Не сильно, но чтоб знал. Повозили по полу для наглядности. Какой у меня должен быть вид? «Ты не можешь в таком виде находиться в классе!»

Когда я со сломанной рукой явился к медсестре, та послала меня учиться дальше, не на что тут смотреть, хватит придуряться. Подумаешь, распухла. От физкультуры откосить хочешь, знаю я тебя.

Но в средней школе оно еще ничего. Хуже, когда мальчикам в голову (ну не в голову, давайте честно) стукнул-таки пубертат и желание покрасоваться перед девицами стало затмевать хлипкие барьеры подростковой психики. Травили тех, кто помельче и не может дать сдачи. Травили коллективно и вразбивку. Одного парня, попроще, в процессе загонной охоты довели до перелома руки в 3 местах и разбитой головы — в приличной, напомню, школе. В очень приличной.
Я же просто конец средней и старшую школу провел не столько сосредоточившись на обучении, сколько в ожидании, откуда прилетит. Прилетало от одноклассников. Я огрызался — прилетало от учителей. «Зачем ты его провоцировал?»
Ах, это сладкое слово «провоцировал!»

Ну хорошо, подумал я. В результате в 8–9 классе я постоянно дрался или обижал людей словами. Бил одноклассников заметно выше и больше себя, как только они начинали статусные игры, особенно в присутствии девиц. Это не настоящая драка, это самоутверждение приличных мальчиков в приличной школе, при полном равнодушии взрослых. Значит, в ответ на попытку унижения надо делать — больно. И быстро. И обидно.


Значит — говнодавами по голени. Значит — головой в прыжке в подбородок. Значит — в прыжке головой о подоконник. Потом тебя бьют, ты летишь метра два, молча встаешь и с разбега еще раз бьешь в подбородок головой. И еще раз.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ, НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ
ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ, НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ
Поделись с друзьями


Жми "Нравится Страница", чтобы получать новые статьи каждый день

Страница: 1 2