Бесстыдница

Понятное дело, что никак не может он быть совершенным, и ты в нем самое несовершенное явление. Особенно с такими волосами. У тебя кудрявые, а ты хочешь прямые. Утром распрямила феном, побрызгала маслицем, челочку отчесала меховой расческой. К обеду глядишь в зеркало, а там Анжела Дэвис. И такое впечатление, что все твои волосы под ее предводительством вышли на демонстрацию, против угнетения и принудительного распрямления, и дружно показывают тебе кузькину мать.

Зимой еще полбеды. Зимой можно по улице в шапке ходить. Любой неформат тела можно прятать в шубу, как пингвин в утесы.  А вот летом система с пингвином и утесами не работает, прятаться некуда и жарко. Женщина остается со своими несовершенствами, страхами и комплексами наедине.

Ну, например, грудь непривычно болтается под легким сарафаном, а при попытке надеть бюстгальтер истекает струйками пота. Пространство между бедер, самое нежное и эротически податливое, натирается под юбкой. Пот стекает со лба, блокируя все попытки улучшения внешности с помощью косметики, а бессердечная сука-жара накидывает пару-тройку лишних килограммов отеков. Жить страшно и стыдно одновременно.

Правда, иногда бывает так, что яркая вспышка эмоций как будто вытесняет собой страх, и двух людей накрывает беспощадным солнечным ударом. Вот Тамара, например.

Обычная взрослая женщина, 30 с большим хвостиком, легкий наплыв в области талии, косая челка. Продавцы в магазине если и спрашивают паспорт, то только по инструкции, без скрытого желания при этом уличить Тамару в малолетстве. Она женщина, и выглядит женщиной, и сама это знает, что обманываться то?

И журналы, и интернет, и вся прогрессивная общественность при этом Тамаре говорят – ничего у тебя не будет больше, стрекоза. Лето красное ты пропела! Предъяви справку о наличии в тебе 48 килограммов веса, проколи ботокс, и тогда, может быть, мы включим тебя в список претендующих на мужское внимание. А пока без шансов, дружок.

И Тамара верит. Она даже и не претендует на секс, на любовь, на счастье. Когда-то давно – да, претендовала. Но не сейчас.

Но вот однажды она стоит себе в очереди, обычная женщина, без справки, без чулок, без красных кружевных стрингов. Покупает «докторскую» колбасу. Устало смотрит в потолок, на кассу, под ноги на пол, опять на кассу… И на него. И, главное, понимает, что ничего не будет, совсем мальчишка же, но все равно поправляет волосы. И они больше не протестуют, не требуют свободы Анжеле Дэвис, они просто мягкой волной ложатся под ее руками. Непроизвольно, неосознанно, инстинктивно. И грудь внезапно расправляется, и соски гордо смотрят на кассира и на того мальчишку в очереди. А спина сама собой образует соблазнительный прогиб. Тамара – кошка.

— А вы симпатичный. Жаль, что такой молодой, могли бы подружиться … — говорит Тамара внезапно. Вернее, оно само у нее вырывается.

— А так не можем?! – он улыбается, смеется. Скользит глазами по внезапному изгибу.


Они выходят из магазина вместе в жаркое, удушливое лето. Купаются в речке где-то на краю времен, и гуляют по городу, фотографируют какие-то здания, а ночью пьют вино под липами, и даже потом целуются пьяные, под дождем.

Идут по проспекту, пьют газировку, говорят за жизнь.

— Тебе же туфли натерли, снимай их к черту!

И Тамара снимает. Тамара портит свой педикюр. Тамара несет в руках ненавистные босоножки, и вышагивает по городу босиком. Прямо по центральной улице. И стыд сжимается в ней в комок, а крылья расправляются с каждым шагом. И хоть Тамара и не верит в бога, но все-таки благодарит его за этот краткий, волнующий, прекрасный миг бесстыдства и свободы. Краткий, да. А кто сказал, что прекрасное может быть вечным?

От того лета и до святок с ней остался «крестьянский» загар(гуляли вместе под палящим солнцем), волнующие воспоминания, и его запах. Тамара могла бы узнать его запах из тысячи. Она почему-то считала, что он пахнет свежими яблоками.

Ой, ну что ты говоришь, мол, такого не бывает!

Близкого человека можно узнать по запаху, честно. Ребенка можно узнать по запаху. Даже кота, если с ним сроднился. А еще бывает, что между людьми образуется связь из невидимых нитей, которая тянется через километры, через толстые стены, проходит сквозь усталых людей, сквозь здание вокзала, сквозь глушилки для мобильников… Короче, для нее нет никаких преград. Она, как радиация, повсюду.  И вот зимой, когда летний роман давно уже стал приятным воспоминанием, а за окном яростно кружились снежинки, эта связь вдруг сработала.

Тамара как раз сидела за столиком с друзьями, и обсуждала новую книгу одной прекрасной блондинки и гуру пиара по совместительству, когда невидимые нити дернулись. Тамара насторожилась, и начала внимательно смотреть по сторонам. Она смотрела на официанта, на гостей, в огромное окно, где проплывали незнакомые, чужие люди. И вдруг… вдруг увидела его спину… Неужели?

— Я на секундочку! – сказала Тамара друзьям, и пулей вылетела из кафешки в чем есть, не одеваясь, и холодный зимний ветер продувал насквозь синее кружево на ее беззащитных плечах. Тонкие каблучки впивались в снег, но Тамара бежала изо всех сил. Догнала. Он обернулся, прищурился и радостно вскрикнул.

Через несколько минут такси уже уносило куда-то вдаль того самого парня, и самую счастливую бесстыдницу в мире. Потому что женщины, которым за что-то стыдно, счастливыми в любви бывают редко. У них слишком много других проблем.

P.S. Есть мнение, что древние божества, давшие нам счет и письменность, даже не подозревали, что их дар будет употребляться для измерения женских жоп.

Фото: Марина Полянская
Автор: morena-morana

Поделись с друзьями





Страница: 1 2